28 ноября начался Рождественский пост

Наступило время Рождественского поста — время духовно ответственное, драгоценное. Это время будет готовить нас и подводить к самому чуду Боговоплощения.

Для чего же в преддверии Праздника предложен нам пост?

Для того, чтобы увидеть Христа духовными очами, увидеть и постигнуть пусть отчасти содержание той Радости, которая составила Праздник Рождества Христова; для того, чтобы вновь предложить наше сердце Рождающемуся Богомладенцу, как образ Вифлеемских яслей. Мы говорим о духовных очах, о духовном зрении не как о чувствах нам привычных, телесных. Духовным органом, который чувствует любовь, расположение или предвзятость, неприятие или ненависть, является сердце – та среда, где соединены духовная невидимая часть человека с его телесностью.

Мы с вами знаем, что человек создан по образу Сотворившего его. Поэтому человек также трехсоставен – имеет тело, душу и дух. Главнейшая часть человеческой сущности — дух – высшая составляющая души. Она отвечает за общение человека со своим Создателем, Богом. Эта часть души человека может быть как развитой, так и находящейся в зачаточном состоянии. Поэтому Господь, обращаясь к одному из Своих последователей, говорит в ответ на просьбу о погребении своего умершего отца: «Остави мертвых
погребсти своя мертвецы» (Мф. 8,22). Господь таким образом именует еще живых здравствующих людей мертвыми, но мертвыми пока невидимо, духовно. Но эта мертвость может перейти с человеком в вечность и стать его духовной реальностью.

Духовная жизнь, о которой мы говорим, является тонкой гранью, мимо которой, не заметив, можно пройти в этой видимой жизни; но именно в ее плоскости лежат все таинства, Евангелие и его заповеди, молитва. Мы не говорим о некой духовной эйфории или чувствительности, которые бесплодны и часто вредны, но каждый человек, приближающийся ко Христу, становится на непременный путь духовного и глубоко личного опыта общения с Богом, который в точности никогда не повторит пути другого.

Загадка духовного пути бывает открываема правдой, преодолением раздвоения нашей личности, двоедушия, о которой прекрасно пишет ныне здравствующий митрополит Лимассольский Афанасий. Ведь очень трудно без внутреннего раздвоения произнести простые слова: «Да будет воля Твоя…» и с какой «легкостью» мы их произносим… Все мы понимаем, что является необходимым для того, чтобы их произнести так, словно подписавшись под ними. Отказаться от самих себя, не быть своевольными, предав себя в руки Промысла: как Господь построит нашу жизнь, пусть так и будет; не скорбеть, не огорчаться: мы верим Тебе.

Можем ли мы с вами так поступать? Предположим, что мы ответим: «Нет». Но тогда может родиться другая правда – правда в том, что в наших словах перед Богом нет правды и это – правда. И сожаление об этом будет приятно перед лицом Божиим и, возможно, мир коснется нашей души, и мы прикоснемся величайшему чуду смирения. И вместе с тем в нашей душе мы почувствуем ответ: «Наша молитва была принята, потому что мгновением она совершилась чистосердечно». Наполнивший наши души мир будет являться ответом: «…Господь благословит люди Своя миром» (Пс. 28,11).

Рождественский пост – время утешительное для нас своею конечной целью, — духовным торжеством о величайшем чуде Боговоплощения.